Редакционная статья номера АудиоМагазин №2 (109) 2013 года

АудиоМагазин</b> №2 (109) 2013 года Ушел из жизни Анатолий Маркович Лихницкий, создатель аудиоаппаратуры, искусный реаниматор записей золотой эпохи исполнительства, автор «АудиоМагазина» в течение многих лет, ниспровергатель, мыслитель, физик с душой лирика… От многих читателей я слышал, что они высматривают в журнале его статьи, ждут их. В следующем номере Лихницкий собирался проследить, как менялись вкусы аудиофилов в последние шестьдесят лет, то есть в течение его жизни («должно получиться интересно», заметил он), но не успел осуществить задуманного. Его статья в этом выпуске о виниле — первопрессах, новоделах, допечатках и ремастерингах — последняя. Журналу и читателям будет не хватать Анатолия Марковича. Мы выражаем соболезнование его близким.

Прошедшее в апреле Hi-Fi & High End Show дало немало новой пищи для старых размышлений. О лучшем звучании; об условиях, необходимых и достаточных для убедительного представления музыки; об «аналоге», которому давно предрекли кончину, а он, подлец, не в реанимации и даже не в общей палате (хотя, конечно, не живее всех живых); и о «цифре», которая, несмотря на могущественное покровительство и протекционизм, пока не стала владычицей морскою (о разбитом корыте тоже не скажешь)… Обобщая впечатления, полученные во время плавания в «Аквариуме», предлагаю читателю некоторые свои мысли.

Предположу, что реальные (на уровне ощущений) преимущества и недостатки того или иного звукового явления плохо поддаются обоснованию на основе стандартного терминологического набора, принятого в аудиофильской среде и аудиожурналистике. На любой выставке можно слышать немало суждений о низких, средних, высоких, звуковой сцене и т. д., но все это говорит о специфике конкретного музыкального явления — именно о нем, а не просто о звучании, — так же мало, как рентгеновский снимок и справка о состоянии внутренних органов — о конкретной личности. Изречение «в здоровом теле здоровый дух» неверно в отношении как нас с вами, так и аудиотехники, чье здоровье в общепринятом смысле —лишь необходимое, но недостаточное условие получения желаемого духовного результата. Да и требование здоровья небесспорно, ведь нередко «нездоровые» аудиокомпоненты (могло бы быть лучше с АЧХ, искажениями и пр.) оказываются на высоте положения.

Непросто защитить свои предпочтения даже на уровне тенденций. Скажем, мне не встречались веские (для меня) обоснования музыкальных преимуществ винила, притом что в случае аккуратной реализации они очевидны. Как и достоинства SACD, который пока держит оборону… Лучше всего поддаются формализации (динамический диапазон и т. д.) аргументы за lossless-музыку, которая производит убедительное, хотя и несколько поверхностное впечатление — как фактура экс-губернатора Калифорнии и экс-терминатора.

Рассказывая об аудиокомпоненте или системе, приходится изощряться. Нередко возникает любопытная ситуация: технари до мозга костей ударяются в лирику... Строго мысливший А. М. Лихницкий часто не мог обойтись без нестрогого определения «душа музыки» и даже графически отображал взаимодействие физической основы музыки и ее «души» («АудиоМагазин», № 108); А. М. Кудрявцев (Starlingbox), посвятивший жизнь созданию высокоточных приборов, говорит о волшебстве музыки с большей охотой, чем о фликкерном шуме и аддитивных методиках формирования частотных полос…

Разумеется, суждения нужно высказывать осмотрительно. Свидетельствует ли в пользу системы то, что послушавший ее человек заплакал? Со слезами все неясно. Одна моя знакомая прослезилась, услышав по кухонному трехпрограммнику моцартовскую «Lacrimosa», прямо по принципу подобия: lacrimosa — слезы. Понятно, что звучание здесь не при чем — то была не High End-радиоточка…