Редакционная статья номера АудиоМагазин №4 (116) 2014 года

АудиоМагазин</b> №4 (116) 2014 года Стоит задуматься о том, какое место занимает в жизни человека такая вроде бы замечательная штука, как Hi-Fi. По поводу музыки подобных вопросов не возникает, поскольку, кажется, нет людей, которые не любят ее в той или иной степени — ну, хоть спеть за столом «Ой, мороз, мороз…» или послушать что-нибудь в смартфоне…

Точку зрения, сводящуюся к тому, что «занимает какое-то, а какое именно — не важно», лично я принять не могу, потому что под «какое-то» подразумевается «небольшое» и «ограниченное», тогда как Hi-Fi, по-видимому, достоин большего, ведь посредством него музыка воспринимается глубже и ярче, чем с вездесущими медиа-, миди-, мини- и микро-. Словом, с Hi-Fi музыка больше похожа на музыку.

Не претендуя на полное освещение темы (которая вовсе не тривиальна), к тому же в столь компактном объеме, выскажу ряд предположений общего плана.

Hi-Fi пока не стал тем, что людям необходимо в первую очередь: есть дома или в кармане какая-то «музыка», и ладно. Иначе говоря, он еще не попал в пресловутую «потребительскую корзину». Можно провести фурнитурную параллель: предполагается, что достаточно иметь обычную мебель, а уж ореховое дерево, да еще с резьбой, а то и какой-нибудь бидермейер — это излишество, можно обойтись.

Больше того, на уровне социума (пожалуй, не только в России) Hi-Fi и High End пока не превратились и в предметы роскоши. Причина, лежащая на поверхности, — их молодость по сравнению, скажем, с многовековой ювелирной или часовой культурой. И вообще, в житейском смысле Hi-Fi не так уж важен. Другое дело — непростой холодильник или телевизор… Давно известно: хлеба и зрелищ, про музыкальные удовольствия ничего такого не сказано. Слова о «доступном High End» убеждают далеко не всех.

Не раз мне приходилось слышать, как нехайфайные люди отзываются о наших экспертизах. Порой их мнение звучало как нечто вроде «напустили туману» или «толкуете о всяческих тонкостях, я всего этого ни за что не услышу», а то и почти как у Чехова: «Хочут свою образованность показать и завсегда говорят о непонятном». Ну а невысказанная мысль в подобных случаях — страшно далеки они от народа… Речь, понятно, не о декабристах.

С одной стороны, можно согласиться: непросто отличить ограненный бриллиант от страза, если ты не эксперт Алмазного фонда. С другой стороны, я не раз убеждался в способности разных людей «все это услышать», ведь с камешками мы сталкиваемся лишь время от времени, а с музыкой — каждый день. Вообще я считаю, что доктора и кандидаты Hi-Fi-наук отличаются от простых смертных разве что несколько бóльшим слуховым опытом да еще тем, что могут конвертировать музыкально-звуковые впечатления в вербальную форму. Способность слышать музыку варьируется от человека к человеку не так уж сильно, хотя…

В значительной мере «умение услышать» зависит от того, какой музыке человек отдает предпочтение. К слову, я убежден, что рождение High Fidelity именно в Великобритании в немалой степени обусловлено местом, которое занимает в этой стране академическое музыкальное искусство, поддержкой многочисленных вокальных ансамблей университетских церквей и колледжей (зачастую мирового уровня), широким распространением любительского музицирования и т. д. Напомню, что во времена Г. Бриггса почти вся музыка была акустической. Так или иначе, Hi-Fi все-таки не предназначен для воспроизведения пьяной лирики вроде вышеупомянутой «Ой, мороз, мороз…», хотя мне как-то повстречался любитель заводить на своей Top End-системе репертуар уровня «С одесского кичмана…» (послушайте, как поет это Утесов со своей «бандой» — посильнее «Фауста» Гете будет. Вполне серьезно).

Отдельная, очень интересная и показательная тема — отношение к Hi-Fi музыкантов. Тут я, однако, вынужден прерваться. Следуя давно принятой форме слова редактора с продолжением, расскажу об этом месяца через два, ближе к новолетию.