Редакционная статья номера АудиоМагазин №5 (117) 2014 года

АудиоМагазин</b> №5 (117) 2014 года Способность судить о музыке, в том числе той, которую домашняя (переносная, портативная) аудиоэлектроника извлекает из записей — по выражению В. В. Софроницкого, «музыкальных консервов», — очевидно, напрямую зависит от количества и качества слухового опыта. На его основе мы выстраиваем приоритеты и личную звукоэстетическую шкалу, ограниченную сверху и снизу представлениями об «очень хорошо» и «никуда не годится», принимаем решения о приобретении системы или ее компонентов (в рамках доступного бюджета, разумеется). Ситуация, когда человек руководствуется принципом «куплю-ка себе что-нибудь», здесь выносится за скобки. С количеством опыта все более или менее понятно (чем он шире, тем лучше). А вот о качестве этого не скажешь.

В первую очередь надо заметить, что в слуховой области действуют те же правила, что и в зрительной (например, восприятие изобразительного искусства), вкусовой (гастрономия) или обонятельной. Все просто: что работает, то и развивается. У атлета — мускулатура, у часовщика — мелкая моторика, у меломана — слух и т. д.

В прошлых своих редакторских посланиях я уже упоминал, что по мере распространения музыки, создаваемой посредством электроники, обыденным, а ныне и доминирующим стал принцип оценки звучания аудиоаппаратуры в сравнении со звучанием другой аппаратуры. Как сказал как-то экс-редактор «Stereophile» Дж. Г. Холт, эксперт все больше судит о звучании усилителя и акустических систем на основе звучания других усилителя и акустических систем (электронная музыка, контрольные тракты). Живое музыкальное событие хоть и признается оригиналом, но, в сущности, таковым давно не является. Как те самые десять заповедей, которые есть только на бумаге (а сначала были на скрижалях)…

В этой связи интересно будет бегло проследить, как складываются взаимоотношения между аудиоотраслью (прежде всего Hi-Fi) и музыкантами. Тем более что в данном случае есть все основания говорить не только о количестве, но и о высокоразвитом качестве слухового опыта.

Как известно, многие выдающие аудиоинженеры прошлого были музыкантами-любителями. Сегодняшние разработчики тоже не забывают упомянуть о своих музыкальных увлечениях — часто можно прочесть что-нибудь вроде «с детства люблю музыку и сейчас в свободное время играю на гитаре или саксофоне». Столь же нередко встречаются утверждения, что бок о бок с технарями над созданием аппаратуры трудятся профессиональные музыканты и звукорежиссеры. Высочайший авторитет Yamaha в области классических музыкальных инструментов закономерно конвертировался в качество одноименной аудиопродукции. Любопытны союзы Steinway с Lingdorf или Bösendofer с Brodmann, а ряда именитых британских аудиокомпаний — с Би-би-си. Показательны эффектные «очные ставки», когда, например, на сцене Зала им. Чайковского при громадном стечении публики музицируют попеременно вышеупомянутая система Steinway-Lingdorf и пианисты (несколько роялей Steinway), — десятилетия тому назад подобные опыты проводились Уокером и Бриггсом. Интересные результаты достигаются, когда конструкторы анализируют тонкие психоакустические механизмы, то, как формируются музыкальные ощущения в реальном филармоническом зале, какие принципы функционирования музыкальных инструментов можно и стоит брать на вооружение при создании акустических систем. Ряд больших музыкантов были так или иначе вовлечены в сферу Hi-Fi. Домашние прослушивания грампластинок устраивал С. Рихтер («Рождественская оратория» Баха под Рождество), владельцами непростых систем были Б. Бриттен (QUADESL), Д. Шостакович, глубоко погружался в культуру звукозаписи Г. Гульд… С другой стороны, музыканты нередко на удивление равнодушны к качеству звучания. Способны домысливать недостающее? Музыки и «на работе» хватает, неохота ее еще и дома слушать?

Я не успею ответить в этот раз на логические контрдоводы оппонентов: мол, живая музыка — это, конечно, хорошо, но слушаем-то мы совершенно конкретную запись, где и музыка не та, и исполнители не те, да и все не то, поэтому, чем лить розовую водицу, не лучше ли взглянуть на АЧХ, КНИ, ФЧХ и прочие ГКЧП…

Так или иначе, внимательный читатель, конечно, заметил, что я снова обращаюсь к рассуждениям о прямой зависимости между способностью создавать аудиотехнику и оценивать ее качество и глубиной интереса к музыке. Как говорится, кто о чем, а вшивый о бане…