Редакционная статья номера АудиоМагазин №3 (98) 2011 года





Кому-то нравится музыка, а кому-то — исключительно техника для ее воспроизведения. Первое увлечение называется меломанией, второе же больше похоже на диагноз и именуется аудиофилией. Но есть еще и третий случай, а именно — коллекционирование записей, то есть филофония. Получившее широкое распространение во второй половине прошлого века, сейчас это явление постепенно сходит на нет по весьма банальной причине — стремительному отмиранию физического носителя как предмета коллекционирования. Понятно, что разного рода малотиражные или даже уникальные издания будут цениться всегда, но сам по себе термин "редкая запись" рискует уйти в историю. Датой "начала конца" этого процесса в данном случае можно смело считать октябрь 1982 года, когда началась коммерческая эксплуатация CD, первого общеупотребительного цифрового носителя, допуска ющего получение на 100% идентичных оригиналу копий.

За последнюю пятилетку доходы от продаж "нематериального" контента выросли в пятнадцать раз и сейчас составляют практически треть от общего уровня музыкальной индустрии, то есть почти 5 миллиардов долларов. Лично я не вижу в этом ничего предосудительного, но, покупая музыку, скажем так, без физической оболочки, однако по традиционной цене того же компактдиска, хотелось бы получать и какието преимущества, допустим — в виде улучшенного качества записи. Приведу пример: одна из групп реализует свои альбомы online, причем как в виде привычных MP3файлов, так и в формате WAV с разрешением 24 бит/96 кГц, индивидуальными иллюстрациями и текстами к каждой из композиций, не говоря уже про обложки альбомов и подробные выходные данные.

Если же возвращаться к теме физических носителей, то в качестве еще одной этапной даты я бы назвал октябрь 2004 года, когда был выпущен iPod U2 Special Edition. Поначалу ходили слухи, что плейер продается с уже записанной на него полной дискографией этой группы, но, как выяснилось позже, ее необходимо было приобретать отдельно, за 150 долларов, через iTunes, а для обладателей этого устройства существовала скидка в 50 долларов. На мой взгляд, было бы логичней увеличить цену плейера на 100 долларов и продавать его вместе с дискографией. В таком случае мы получили бы, по сути, первый внеформатный музыкальный носитель.

А действительно, чем же плох или хорош нынешний iPod в роли носителя музыкальной информации? С точки зрения аудиофила — как минимум, недостаточным качеством записанных на него данных, ведь, как известно, он поддерживает разрешение лишь до 24 бит/48 кГц. Говорят, правда, что ограничения эти носят исключительно программный характер и, вполне вероятно, будут устранены в следующих версиях, но на данный момент — факт остается фактом. Впрочем, 24/48 — это тоже весьма неплохо по сравнению с традиционным CD. Если же поставить себя на позицию меломана, то, может статься, ему не понравится некая эгоистическая сущность этого носителя — ведь, по сути, у каждого будет своя собственная фонотека, и обмениваться отдельными композициями или альбомами не получится. Но благодаря недавно появившейся функции AirPlay теперь есть возможность беспроводного подключения оснащенного ею плейера к любой соответствующей аппаратуре. Первенцем на этом поприще стал популярный Zeppelin Air от Bowers & Wilkins, но я не удивлюсь, если буквально через годдва появятся, например, активные цифровые акустические системы Meridian, оснащенные аналогичной опцией. Что же касается пресловутых филофонистов, то кто им мешает коллекционировать, скажем, iPod Beatles, iPod Rolling Stones или iPod Pink Floyd?



М. СЕМЕЙКИН